Выписка из протокола рабочей группы от 10.06.2015 № 2

1. Вопрос о том, подлежит ли взысканию государственная пошлина с ответчика при отказе от исковых требований до вынесения судом определения о принятии искового заявления к производству.

РЕШИЛИ:

При разрешении данного вопроса представляется необходимым рассмотреть две самостоятельные ситуации. В первом случае истец отказывается от иска в судебном разбирательстве в связи с добровольным удовлетворением требований ответчиком в период между подачей иска и принятием заявления к производству. Во втором случае отказ от иска, как и добровольное удовлетворение ответчиком исковых требований, происходит в период между подачей иска и принятием заявления к производству.

Применительно к первой ситуации следует исходить из того, что судебные расходы по уплате государственной пошлины подлежат взысканию с ответчика, добровольно удовлетворившего требования истца после подачи иска. Датой подачи иска следует считать дату обращения заинтересованного лица в суд, а не дату вынесения соответствующего определения о принятии.

Данный вывод следует из системного толкования ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации[1], ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации[2], п. 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации[3] от 11.07.2014 № 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах», согласно которым критерием отнесения как расходов по уплате государственной пошлины, так и иных судебных издержек на ответчика при добровольном удовлетворении им требований выступает факт удовлетворения требований именно после вынужденного обращения истца в суд.

Допуская взыскание судебных расходов с ответчика в случае прекращения производства по делу в связи с отказом истца от иска (добровольное удовлетворение требований), законодатель создает исключение из общего правила ввиду необходимости учета поведения ответчика в урегулировании спора в целом. Ответчик в таком случае считается лицом «виновным» в доведении дела до рассмотрения в суде, что является своеобразной юридической фикцией, поскольку суд в судебном акте подобную вину не устанавливает.

При подобном толковании «виновность» ответчика презюмируется только в отношении судебных расходов, которые несет истец для защиты своих прав и законных интересов в суде. В этом смысле правовая связь «виновности» поведения ответчика и несения судебных расходов не может быть обусловлена вынесением определения о принятии заявления к производству, а основывается на самом факте обращения заинтересованного лица за судебной защитой (подача искового заявления в суд).

Применительно ко второй обозначенной выше ситуации, когда истец отказывается от иска сразу после его подачи, но до возбуждения производства по делу, в связи с добровольным удовлетворением требований в тот же самый период, необходимо исходить из следующего. По общему правилу распорядительные действия сторон, предусмотренные ст. 49 АПК РФ, как и любые иные процессуальные права и обязанности (ст. 41 АПК РФ), допускаются после возбуждения дела в суде. Иск как правопритязание истца к ответчику обретает процессуальную форму, которая может быть впоследствии частично изменена самим истцом, с момента такого возбуждения.

В представленной ситуации речь может идти о просьбе истца о возвращении заявления (п. 3 ч. 1 ст. 129 АПК РФ), являющейся основанием для возврата искового заявления арбитражным судом. С учетом того, что уплаченная государственная пошлина в таком случае подлежит возврату истцу из бюджета, иные понесенные истцом расходы не могут быть квалифицированы как судебные расходы (отсутствует судебный спор и итог его рассмотрения), вопрос о возмещении ответчиком расходов истца не возникает. 

 

2. Вопрос о том, в каком порядке выдается исполнительный лист на взыскание судебных расходов на основании определения суда, вынесенного в порядке ст. 112 АПК РФ.

РЕШИЛИ:

Исполнительный лист на определение суда о распределении судебных расходов выдается арбитражным судом по истечении срока на обжалование (месячный срок).

 

3. Вопрос о возможности выдачи нового исполнительного листа в случае невозвращения выданного ранее исполнительного листа.

РЕШИЛИ:

Наличие двух выданных исполнительных листов по одному делу недопустимо как с точки зрения закона (ч. 4 ст. 319 АПК РФ), так и с точки зрения риска двойного взыскания с должника.

В случае возникновения потребности в выдаче нового исполнительного листа арбитражный суд указывает на необходимость возврата ранее выданного исполнительного документа взыскателем. До возвращения в арбитражный суд ранее выданного исполнительного листа или получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства по этому листу в порядке п. 4 ст. 44 Закона об исполнительном производстве арбитражный суд новый исполнительный лист по общему правилу не выдает.

При этом арбитражный суд вправе назначить судебное заседание по данному вопросу и после выяснения всех обстоятельств дела, заслушивания позиций взыскателя и должника не лишен возможности в исключительных случаях произвести выдачу нового исполнительного листа. Ранее выданный исполнительный лист в таком случае должен быть отозван арбитражным судом как ничтожный  применительно к положениям ч. 7 ст. 319 АПК РФ.

 

4. Вопрос о порядке рассмотрения арбитражным судом заявления о начислении процентов за неисполнение судебного акта, поданного после вступления судебного акта в законную силу

РЕШИЛИ:

Основания для изменения подхода по вопросу о порядке рассмотрения арбитражным судом заявления о начислении процентов за неисполнение судебного акта, поданного после вступления судебного акта в законную силу, изложенного в п. 10.6 Рекомендаций № 2/2014 Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа по вопросам, возникающим при применении арбитражного процессуального, исполнительного, налогового и административного законодательства, отсутствуют.

В случае подачи заявления о начислении процентов за неисполнение судебного акта после его вступления в законную силу такое заявление надлежит квалифицировать как заявление, разрешаемое в порядке ст. 324 АПК РФ, а не как самостоятельный иск.

 

5. Вопрос о том, к чьей компетенции: арбитражных судов или судов общей юрисдикции относятся дела по спорам о взыскании убытков с директоров обществ с ограниченной ответственностью (в том числе бывших).

РЕШИЛИ:

Согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации[4] от 02.06.2015 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» дела о взыскании убытков с руководителя организации (в том числе бывшего) рассматриваются судами общей юрисдикции и арбитражными судами в соответствии с правилами о разграничении компетенции, установленными процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 2 ч. 1 ст. 33 и п. 3 ст. 225.1 АПК РФ).

С учетом того, что вышеуказанное разъяснение Пленума ВС РФ от 02.06.2015 № 21 по сути отсылает к общим правилам разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, основания для изменения сложившегося в судебно-арбитражной практике подхода к подведомственности дел по спорам о взыскании убытков с директоров обществ с ограниченной ответственностью (в том числе бывших) отсутствуют.

В случае если речь идет о привлечении директора (в том числе бывшего) к материальной ответственности (ч. 1 ст. 277 Трудового кодекса Российской Федерации) либо о взыскании убытков, причиненных обществу директором как материально ответственным лицом, дело относится к подведомственности суда общей юрисдикции.

При этом к подведомственности арбитражных судов относятся дела о взыскании убытков с директора (в том числе бывшего) как единоличного исполнительного органа. Материально-правовое требование общества в таких спорах, как правило, основывается на положениях Федерального Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», а убытки причиняются директором не как работником, а как органом управления общества.

 

6. Вопрос о порядке применения ч. 5 ст. 47 АПК РФ при замене ненадлежащего ответчика, привлечении второго ответчика.

РЕШИЛИ:

Из системного толкования положений ст. 41, 44, 47 АПК РФ следует, что замена ответчика/привлечение второго ответчика возможны только при наличии волеизъявления истца. Юридическое молчание истца не порождает процессуальной обязанности арбитражного суда (по совершению процессуальных действий в порядке ст. 47 АПК РФ). Истец должен прямо выразить свою волю на привлечение либо отказ в привлечении указанных субъектов.

В отсутствие волеизъявления истца дело, согласно ч. 5 ст. 47 АПК РФ, должно быть рассмотрено арбитражным судом по предъявленному иску.

Кроме того, следует учитывать, что если ввиду специфики гражданского правоотношения суд не может разрешить спор, не делая выводов о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, данное лицо подлежит привлечению к участию в деле в качестве ответчика без согласия истца[5].

 

7. Вопросы о порядке применения п. 3 ч.1 ст. 264 АПК РФ в контексте восстановления пропущенного процессуального срока на подачу апелляционной жалобы:

1) В связи с тем, что судебные акты арбитражных судов публикуются в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» только через 24 часа, возникает вопрос о том, является ли это безусловным основанием для восстановления пропущенного срока подачи жалобы с учетом того, что обжалуемый судебный акт изготовлен и направлен сторонам своевременно.

2) Вопрос о том, подлежит ли удовлетворению ходатайство о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы, если пропуск срока незначительный, но вместе с тем ходатайство не содержит указание на причину пропуска, либо ходатайство недостаточно мотивировано.

3) Вопрос о том, какой период, исчисляемый с момента публикации судебного акта суда первой инстанции, является достаточным для подготовки апелляционной жалобы и ее подачи в установленный процессуальным законом срок, с учетом ч. 3 ст. 223, ч. 1 ст. 259 АПК РФ.

 

РЕШИЛИ:

1) Из системного толкования положений АПК РФ, постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 99 «О процессуальных сроках» следует, что несвоевременное размещение судебного акта в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» порядок исчисления процессуальных сроков не изменяет, процессуальный срок на подачу жалобы не продлевает, но при наличии соответствующего ходатайства может являться основанием для восстановления пропущенного срока.

По общему правилу пропуск процессуального срока при отсутствии ходатайства о его восстановлении означает невозможность совершения арбитражным судом соответствующего процессуального действия.

С учетом изложенного задержка публикации судебных актов в 24 часа при отсутствии ходатайства о восстановлении не может по общему правилу являться безусловным основанием для восстановления пропущенного процессуального срока на подачу апелляционной жалобы. При наличии ходатайства о восстановлении процессуального срока суд оценивает уважительность причин пропуска процессуального срока применительно к конкретным обстоятельствам дела[6].

2) В отсутствие ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи жалобы вне зависимости от периода просрочки последняя должна быть возвращена заявителю[7].

3) Понятие достаточного срока является оценочным. При анализе судом продолжительности пропуска процессуального срока, помимо приведенных в ходатайстве уважительных причин пропуска, во внимание может приниматься сложность дела, количество участников, допущенная судом задержка в размещении текста судебного акта в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», дата направления судебного акта лицам, участвующим в деле, и т.д.

 



[1] Далее – АПК РФ.

[2] Далее – НК РФ.

[3] Далее – ВАС РФ.

[4] Далее – ВС РФ.

[5] Пункт 4 протокола заседания президиума ФАС Уральского округа  от 19.01.2012 № 1.

[6] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 24.06.2015 по делу № А40-161288/2013.

[7] Пункт 7 протокола заседания президиума ФАС Уральского округа № 7 от 16.09.2011.